Подпусти меня к себе

— Подпусти меня к себе. У меня был целый план. Я уже все перепробовал.
— Только не говори, что костюм тоже был частью плана?
— Был, Кейт, был.
— И как это должно было сработать?
— Ты правда не понимаешь? — Грег очень внимательно смотрел на Кейт.
— Прости, но я совсем не разбираюсь в костюмах. Это был какой-то особенный костюм?
— Нет, просто хотел выглядеть солидно. Надеялся, что тебе понравится.
— Мне и правда понравилось. Студентки будут от тебя в восторге.
— Жаль, что ты не моя студентка.
— И чему бы ты мог меня научить?
— Судя по тому, сколько у тебя было мужчин за эти годы, я мог бы преподавать науку любви, — подхихикнул Грег.
— А ты играешь по-крупному, — Кейт чуть прищурилась, от чего стали заметны легкие морщинки в уголках глаз. Грег вдруг только что осознал, как много времени они провели врозь, сколько времени потеряли.
Взгляд Кейт вдруг стал жестким и она продолжила:
— Выкладываешь такой козырь сразу и в такой хамской манере. Не боишься?
— Проиграть?
— Скорее вылететь из игры до ее начала.
— А мы играем?
— Судя по тому, что у тебя есть план, ты играешь?
— А ты еще нет?
Они сидели за столом. На столе были кубики и чистый лист ватмана.
— Я пока не решила.
— Давай сыграем Или ты боишься, что снова в меня влюбишься без памяти?
Это был вызов. Кейт сидела на кухонном столе.
— Этого я не боюсь.
— Почему?
— Этого я тебе не скажу.
Придумают они игру? До или после?
— Потому что я все еще люблю тебя.
— Так что же мы… — Грег был ошарашен. — Почему же…
Он даже встал. И заходил по комнате.
— Я ведь здесь уже почти месяц. Я даже не догадывался.
Он остановился. И посмотрел на Кейт. Долго-долго.
— Я люблю тебя, Кейт. Я ведь тоже люблю тебя, Кейт.

-Так что же мы.. — он не знал, что сказать.
— Не сольемся в страстном поцелуе?
— Да, именно так!
— Потому что я не уверена, что хочу этого.
— Но почему? — вскричал Грег, — ты же сказала, что любишь меня.
— Не хочу и все. Мне пора поливать грядки.

***
И вот там под струями:
— Кейт соглашайся
Качает головой.
— Давай! Сделаем все, что не сделали вместе. Скажем все, что не сказали. Успеем сделать все. Это будет наше лето. Наша игра. Это будет интересно.
Кейт улыбнулась.
— Это «да»? Ты согласна?
Кейт еле заметно кивнула головой и лето началось.

(Мысль меня посетила про идеальный момент. Грег его ждал. Но потом понял, что идеальных моментов не существует. Он сам своим признанием сделает любой момент идеальным)

Значит он приехал в мае.

Охранник и Л’Этуаля

— Ну как я тебе в костюме?
Грег пришел в «Марлин» после встречи в университете.
— Замечательно, — улыбалась Кейт, — ты в нем похож на охранника. Джейк, помнишь мы сегодня видели его в косметическом магазине?
Джейк взглянул на Грега:
— А ведь и правда. Похож.
— Да ну вас, — разозлился и обиделся Грег.
Он залпом допил свой стакан и с грохотом поставил его на стойку.
— Посуду-то зачем бить? — Джейк взял стакан и осмотрел его.
— Не обижайся, — Кейт подошла к Грегу и аккуратно смахнула с его пиджака невидимые пылинки. Поправила ему галстук и ласково сказала, — студентки будут от тебя без ума. Я вот прямо вижу, как они оббивают порог дома Джейка в надежде увидеть тебя.
Как бы Грегу хотелось, чтобы сейчас они остались одни. Кейт подняла крышку и ушла за стойку. Грег в своем дорогом костюме, галстуке и часах чувствовал себя полным идиотом.
— Еще пива?
— Нет. Я пойду.
— Думаешь, студентки уже собрались на лужайке перед домом?
— Вообще-то я скоро переезжаю, — обиженно сказал Грег, — университет снял мне квартиру в городе.
Он внимательно наблюдал за Кейт. Надеялся, что она расстроится. Расстроена ли она этой новостью? Ведь теперь они вряд ли будут видеться часто. Кейт даже бровью не повела.
— Пива не надо. Я пойду.
— С концами или вернешься? — это Джейк спросил.
— Может вернусь. Если студенток не будет.

***
— А где Кейт?
— Она ушла.
— Как ушла???
— Через дверь, Грег. Через эту самую дверь, — Джейк уже охмелел.
— Я пожалуй тоже пойду — хотел сказать Грег, но нее сказал. Бегать за Кейт он не собирался.

(Вчера такая мысль ко мне пришла: если Грег любит Кейт, то он будет ее добиваться, искать к ней подходы, и тут же перенесла эту мысль на свои страхи и дела. Если я люблю по-настоящему то, чем я хочу заниматься, то я смогу преодолеть страхи и сомнения. Любовь поможет мне все этой пройти и преодолеть. Вопрос в том, что именно я люблю делать?)

***
— Что у вас с Кейт происходит?
— Я не знаю. Я никак не могу найти к ней подход. Что удивительно на самом деле. Я думал, что знаю ее.
— А ты не пробовал просто сказать ей все, как есть?
— Что я ее люблю? Но я не уверен…
— А если не уверен, тогда зачем к ней лезешь? — Джейк опрокинул очередную стопочку. — Мы в клуб. Ты с нами?
Джейк переменил тему и Грег понял, что больше никаких расспросов по поводу Кейт не будет. А Грегу хотелось с кем-нибудь о ней поговорить.
Он не стал ждать, когда компания усядется в такси, и пошел прогуляться по пустому городу. Он думал, что Кейт дома нет.
Ветер гулял по темным пустым улицам вместе с ним. Он шептался о чем-то с листвой, а она мягко шелестела ему в ответ. Грег обогнул квартал и вышел на улицу Кейт со стороны леса. И сразу заметил свет на крыльце.
Он сел на лавочке у ручья — не хотел идти к Кейт пьяным. Но ночь не трезвила, она пьянила его больше. Если идти, то сейчас.
Он подошел к краю воды, наклонился и ополоснул лицо холодной водой. Раз, второй. В одну реку нельзя войти дважды. Как жаль, что в одну реку нельзя войти дважды. А потом скинул обувь, снял носки и завернул джинсы до колен и ступил в воду по щиколотку, прошел вдоль берега.
Захотелось искупаться, река здесь была метров десять шириной. Сплавать до того берега и обратно. Но не поплыл. Глупо как-то. Ребячество.
Бла-бла-бла.
Конец четвертой главы.

То лето, это лето

Лето в первой части. И лето в третьей.
Кейт пропустила то лето. Она была погружена в отношения с Грегом, что ничего не заметила. Не сделала никаких запасов. Все лето для нее было: его улыбки, прикосновения и поцелуи. Его мысли, взгляды и настроения. Она зорко следила за ним, пытаясь угадать, что он решит по поводу их, ее будущего и не заметила, как лето пробежало. И пришла осень.
У Кейт было ощущение, что она ничего не запасла на зиму. Ее кладовые пусты. И уже поздно пытаться урвать немного тепла и света у уходящего лета. Она почти ничего не читала, не фотографировала. Все ее естество было поглощено Грегом. Она надеялась на него. Она рассчитывала на него. Вместо того, чтобы плыть к своему берегу, искать его и возделывать, все это лето она провела в лодке с Грегом. И если он вернет ее к старому, постылому и пустынному берегу, что она будет делать?
Значит в этом большая метафора — оторваться от одного берега и плыть вперед к новому.
И она так долго сидела на этом берегу в ожидании того, когда Грег вспомнит о ней и вернется, чтобы забрать ее в свою яркую и насыщенную жизнь. Кейт и догадаться, и предположить бы не могла, что не все так радужно и красочно в мире Грега.
Но потом она начала писать книгу, ходить по воде. Сначала — по щиколотку, уплывала недалеко от берега и вот как мы приходим к этом моменту второй части.
Она прежняя Кейт — не доплывет. И не должна доблыть. Она должна раствориться, исчезнуть, забыть. Чтобы дать дорогу новой себе из глубин.

Эта белая дверь

В мир духов дверь не на запоре…

Проснись, Кейт.

— Джейк, дашь мне пару недель прийти в себя?
— Конечно, Кейт.
У калитки они обнялись.
— Если что звони.

***
И потом Грег увидит этот журнал в магазине: Узнает эти наброски с крыльца. Купит, почитает. И вот это лето, что они провели вместе, оно словно запечатано в этих страницах, и оно оживает, мир становится ярче и красочнее.

***
Он живет в своем сером мире. И вдруг на прилавке видит журнал и мир снова начинает быть красочным и ярким.

На берегу

Потом ему приснился тот сон, где падают первые листья. И Кейт бежит по дорожке. Несется, как ветер.

***
Они расстались:
— Дальше я иду одна и налегке.

***
Он вроде бы улетал сам, а у него было ощущение, что его ссадили в первом же порту с корабля, отправляющегося в дальнее плавание, навстречу Приключениям. И он мог бы быть там, или держать связь с командой.
Но теперь ему придется оставаться в неведении. Как и всем остальным. Он не верил в Кейт, не мог себе представить, что он сможет, но когда она ушла, не оглядываясь, он вдруг поймал себя на мысли, что там, рядом с Кейт сейчас начнут происходить удивительные вещи. И Кейт будет в центре событий. Кейт не сказала ему ничего. Названий. Никаких координат. Он следил за ее аккаунтами, но там ничего не происходило. Абсолютно ничего

Только бы не заплакать

Грег говорит Кейт:
— Ты провалишься. Я не могу на это смотреть.
— А тебя никто и не заставляет. Я скажу больше — я вообще предлагаю нам оторваться друг от друга.
— В смысле?
— Не общаться. Не наблюдать. Разойтись, как в море корабли.
— Ты этого действительно хочешь?
— Ты не оставляешь мне выбора. Ты будешь мне только мешать.
— Но я хочу лишь помочь тебе сделать правильный выбор. Сделать все правильно.
— Ты хочешь навязать мне свою волю. Уговорить меня отказаться от моей Мечты.
— Но ее время ушло! Как ты не понимаешь?! И ты можешь упустить меня! — Грег перешел на повышенные тона, а Кейт оставалась удивительно спокойной.
Кейт молчала. Упрямо молчала.
— В-общем так, Кейт. До моего отъезда меньше недели. У тебя еще есть время определиться.
— Я уже определилась.
— Но если ты передумаешь, если вы с Джейком устанете жить в своем воображаемом мире, напиши мне, позвони. Дай знать!
— Уходи, Грег. Прямо сейчас уходи.
— Кейт, как ты так просто можешь рвать такую связь?!
— Нет между нами никакой связи, Грег. И никогда не было. Хватит об этом твердить.
Кейт ушла в дом и Грег слышал, как щелкнул замок в двери.
«Она одумается» — сказал себе И ушел.

***
— Ты мне мстишь?
— За что?
— За то, что я тебя бросил.
— Нет. Я тебе скорее благодарна за это.
— Ну вот я тебя за этот разговор благодарить точно не буду.
— Не в этом смысл, Грег, не в этом.

***
— Что это?
— Это доказательство того, что мы связаны. Неведомым, невероятным образом, но связаны.
— Это книга?
— Нет. Это все сны, что я вспомнил. Все сны, о тебе, когда тебя не было рядом.
— И ты надеешься меня переубедить?
— Нет. Кейт, я правда желаю тебе успеха. Я просто не верю, что он возможен.
— Спасибо за откровенность.
— Ты можешь написать мне в любой момент. Или позвонить. Я приеду и заберу тебя. Или приезжай сама.
Он протянул ей сложенный вчетверо лист:
— Здесь все мои координаты.
— Не думаю, что мне это понадобится, — покачала головой Кейт.
— Я поменял билет на первое сентября. Хочу закупорить все бутылки с вином, — Грег вымученно улыбнулся.
— Я рада. Очень рада.
Кейт протянула ладонь и провела пальцами по небритой щеке Грега. Он сжал ее руку и прижался к ее ладони, закрыв глаза.
Только бы не расплакаться. Только бы не расплакаться.
— Почему ты благодарна мне за расставание?
— Потому что это сейчас мне очень облегчило выбор.
Грег усадил Кейт себе на колени и уткнулся в ее плечо. Он не плакал. Слезы сами вдруг полились из его глаз и он ничего не мог с ними поделать. Мир тускнел у него на глазах.
(В аэропорту он отдаст ей сны)
Еще семь дней и мир растеряет все свои краски и запахи. И тогда он будет помнить только запах волос Кейт и зеленый цвет(свет) ее глаз И это темнеющее небо, которое уже начало отсчет их последних ночей.

***
— Я люблю тебя, Кейт.
— Я люблю тебя, Грег.
— Неужели это все? — вслух сказал он. — Неужели больше ничего не будет?
— Это все. У каждой истории свой конец. Этот наш.
Вот и последний поцелуй. Последний раз он касается ее руки. Последняя минута. Последние секунды. Пора идти. Он почти отпустил руку Кейт, почти разжал пальцы.

— Неужели это все? Неужели больше ничего не будет? — спросил он то ли у Кейт, то ли у самой жизни, судьбы.
— Я думаю, что да.
— Посмотрим.
Он вырвал у вечности еще один поцелуй Кейт, выпустил ее пальцы из своих, поежился и шагнул навстречу своей собственной пустоте, которая уже распахнула ему свои ледяные объятья.
Он обернулся всего один раз у самой стойки регистрации, в надежде еще раз увидеть Кейт. Он почему-то был уверен, что она стоит там, где он ее оставил и смотрит ему вслед. И может быть плачет. Но он увидел лишь ее удаляющуюся фигуру у самых дверей аэропорта. Двери за Кейт захлопнулись, и мир стал серым и беззвучным.

Разное

Грег видел, как Дэвид присматривается к Кейт. Иногда он ловил его взляды, направленные на нее. В них все чаще и чаще ясно читалось восхищение.

***
— Неужели тебе хоть иногда не хочется начать все сначала?
— Бывает, накатывает такая волна, — Кейт не смотрела на Грега, потом улыбнулась, — но потом я вспоминаю наш секс и меня отпускает.
Грег даже не успел отреагировать. Кейт ушла.

Расскажи мне о себе

— Расскажи мне о себе.
— Что тебе рассказать?
— О чем ты думаешь. Какие у тебя планы на будущее.
— Я не хочу сегодня ни о чем говорить.

***
— Что сегодня будем обсуждать?
Джилл хихикнула:
— Пусть Грег скажет.
— Я тут ни при чем, — Грег вдруг смутился, — я просто купил машину, а там оказалась одна нашумевшая книга. Эротического содержания.
Джилл прикрыла рот руком и снова захихикала.
— «Оттенки серого» что ли? — спросила Кейт.
— Ага, — кивнула Джилл.
Джейк поставил большой кувшин пива в центр стола:
— Ну раз сам случай (сама жизнь) подкинула нам эту книгу, придется ее обсудить.
— Ну раз надо, давайте обсуждать. Каждому стакан пива за мнение.
— Чур, я первая отстреляюсь! — подняла свой стакан Кейт.
— Мы слушаем.
— Я считаю, что это книга о добровольном самоограничении. О добровольной деградации.
— Как это?
— Есть мужчина. Он любит играть определенную мелодию. Лучше всего для этой мелодии, а скорее ритма подходит барабан. Но не все женщины похожи на барабан.
— К счастью, — вставил Джейк. — К счастью некоторые девушки похожи на скрипки.
— Вот кстати да — берет такую скрипку мужчина. Переворачивает ее, прошу прощения, задом, и начинает настукивать свой любимый ритм. И через некоторые время понимает: это плохой барабан, если скрипка сопротивляется. Он ее бросает и идет дальше.
— И имеет право.
— Конечно, я же и говорю: человек добровольно себя ограничивает. Притворяется.

(ЭТО ПЛОХОЙ ДИАЛОГ)

У Грега возникло ощущение, что Кейт говорит о нем. И это ощущение ему не очень понравилось.

— Это книга про микроскоп, который стремится к тому, чтобы им забивали гвозди.

Все смеялись, приводили все новые примеры и аналогии, а Грегу было не до смеха. Когда обсуждение дошло до скрипки, которую пытаются приспособить под барабан, он не выдержал:
— А зачем все это нужно скрипке? Может скрипка на самом деле и есть барабан?
— В книжке да. Скрипка оказалась барабаном.
— Но все-так, зачем это скрипке? Если она настоящая скрипка? — никто не понял, но Грег обращался именно к Кейт. И требовал ответа только от нее. Что думают остальные, его нисколько не интересовало.
— Откуда мне знать, — Кейт не стала отвечать, — мне пора домой.
Кейт ушла, а оставшиеся принялись искать ответ. Джилл рассуждала вслух:
— Ну, во-первых, скрипка не может не знать о себе, что она скрипка. Во-вторых, скрипка может бояться, что если она откроется, то ее бросят. Ведь человек ищет не скрипку, а барабан.
Наконец, разговоры эти всем надоели. Грег же перешел вслед за остальными с пива на водку. И после двух рюмок понял, что ему нужен ответ от Кейт. Он вышел на свежий воздух и немного погулял по улицам, чтобы протрезветь. Но протрезветь не получалось — ночь была теплой и ароматной и пьянила сильнее вина.

***
— Внутри себя, каждая женщина пишет роман об идеальной любви. (Блин, некоторые моменты так скучно перепечатывать — значит ли, что и читать будет скучно?) И к каждому мужчине примеривает роль того, единственного. Мужчина пишет два романа: об идеальной жене-хозяйке и идеальной любовнице. И пробует женщина на эти роли. Редко какой мужчина соединяет двух в одной.
— В этом определенно что-то есть.
— Иногда соглашаешься играть роль, потому что любишь. И боишься потерять Но жизнь — это не игра. Долго играть не получится.
— И что же делать?
— Каждой паре искать свою мелодию. Вон на свадьбах любят включать «нашу песню». Обыкновенно чужую. А надо писать свою.

***
Кейт умничает. Чего она умничает?
— Не обращай внимания. Я просто умничаю.
— Нет, ты не умничаешь. Ты проговорилась.
— С чего ты вообще взял, что все, что я говорю, я говорю о тебе и для тебя?
— Не знаю, у меня просто такое ощущение.

Вот они сидят друг против друга. И никак не состыкуются эти две Вселенные.

Надоело мне это все. Надо просто из первой части убрать про пианино и все такое.

Самая короткая ночь лета

Самая короткая ночь лета длилась целую вечность, но все равно кончилась. Наступило утро. Солнечное, жаркое утро. Грег проснулся в постели один. Он огляделся. Здесь почти ничего не изменилось. Только вдоль пустой раньше стены, тянулся узкий длинный шкаф Он был почти полностью заполнен книгами. Они стояли в один ряд: молчаливые и таинственные. В доме было тихо.
Грег встал с кровати, оделся и прошелся вдоль полок. Книги стояли без всякой видимой системы. Грег вышел в гостиную. Кейт сидела в кресле у окна — раньше кресла здесь не было. Она читала.
Книг стало очень много. Полупустые полки теперь были все заполнены. Грегу вдруг показалось, что дом этот — огромный корабль. Его запасы были теперь полны и он был готов к отплытию. Глупост какая-то! Где корабли и где этот затерянный в глуши домик, больше похожий на уютное любовное гнездышко. Но наваждение не уходило. Казалось, что выгляни Грег сейчас в окно, он увидит за окном плещущие в стены волны и бескрайние водные просторы. Грег не удержался и выглянул в окно — нет, за окном все тот же вчерашний сад. И ничего в нем не изменилось. Корабль все еще стоял у причала.
Ничего не изменилось. В отличие от Грега. Он чувствовал, что в нем что-то поменялось.

Кейт дома не было. Он обнаружил на столе записку: «Я на работе». На листе бумаги ключ. Видимо, запасной от двери. Грег рассчитывал на другое.

«Я на работе. Приду не скоро».

Грег вспомнил, что да, вчера перед тем, как они уснули, Кейт сказала ему, что утром уйдет рано. Грег же может оставаться, а может уйти. Грегу уходить не хотелось. Он сообразил себе завтрак, поел и решил, что нужно закупиться продуктами. Набрал номер Кейт — она не ответила.
Он осмотрел холодильник, прикинул список продуктов и пошел в дом Джейка. Джейка дома не было тоже.
Грег посидел с час над конспектами. Занятия у него начинались с понедельника. Он вел курс управления стартапами и проектами.

(Это мне совсем не хочется писать. Это не интересно)

____

— Я мог бы помочь тебе с этим проектом.
— Правда? Тогда повесь мне большую доску вот сюда.
— Я конечно повешу, но я имел в виду другую помощь.
— Поможешь план составлять? — улыбалась Кейт.
— Да, — Грег ответил серьезно.
— Привести все в порядок?
— Ага.
— Ты как тетя Роза, — засмеялась Кейт, — боюсь, что я не могу пустить тебя на свою творческую кухню.
— Хочешь сказать, что мое место на этой кухне? — смеялся Грег.
— Я тебя туда не отправляла — это полностью твоя инициатива.
— И все-таки ты зря отказываешься. У тебя есть проект — я умею проектами управлять. Я же буду вести курс «Управление проектами». Я мог бы быть твоим коучем.
— Тебе так хочется мной покомандовать?
— Возможно. Возможно дело именно в этом.
— Тогда покомандуй в каком-нибудь другом месте, а не здесь, — Кейт обвела руками свой импровизированный кабинет.

То, чего хочет Кейт

— Я вчера заходил к тебе. И видел эти листки. Ты хочешь быть дизайнером.
— Нет, Грег. Я не особо хочу быть дизайнером. Я хочу свой журнал.
— Это тоже интересно. Но это же такой риск.
— Это то, чего я хочу, Грег. Ты спросил — я ответила. Ведь нельзя же отговорить человека делать то, что он любит. И любить того, кого он любит.
Кейт ушла в дом. А Грег, дождавшись, когда дверь закроется, тихо сказал:
— Можно, Кейт. Отговорить очень даже можно.
Он вспомнил, как все его друзья, с которыми он теперь уже и не дружит, уговаривали Грега разлюбить Кейт. И как ни тяжело ему было в этом признаваться даже самому себе