Расскажи мне о себе

— Расскажи мне о себе.
— Что тебе рассказать?
— О чем ты думаешь. Какие у тебя планы на будущее.
— Я не хочу сегодня ни о чем говорить.

***
— Что сегодня будем обсуждать?
Джилл хихикнула:
— Пусть Грег скажет.
— Я тут ни при чем, — Грег вдруг смутился, — я просто купил машину, а там оказалась одна нашумевшая книга. Эротического содержания.
Джилл прикрыла рот руком и снова захихикала.
— «Оттенки серого» что ли? — спросила Кейт.
— Ага, — кивнула Джилл.
Джейк поставил большой кувшин пива в центр стола:
— Ну раз сам случай (сама жизнь) подкинула нам эту книгу, придется ее обсудить.
— Ну раз надо, давайте обсуждать. Каждому стакан пива за мнение.
— Чур, я первая отстреляюсь! — подняла свой стакан Кейт.
— Мы слушаем.
— Я считаю, что это книга о добровольном самоограничении. О добровольной деградации.
— Как это?
— Есть мужчина. Он любит играть определенную мелодию. Лучше всего для этой мелодии, а скорее ритма подходит барабан. Но не все женщины похожи на барабан.
— К счастью, — вставил Джейк. — К счастью некоторые девушки похожи на скрипки.
— Вот кстати да — берет такую скрипку мужчина. Переворачивает ее, прошу прощения, задом, и начинает настукивать свой любимый ритм. И через некоторые время понимает: это плохой барабан, если скрипка сопротивляется. Он ее бросает и идет дальше.
— И имеет право.
— Конечно, я же и говорю: человек добровольно себя ограничивает. Притворяется.

(ЭТО ПЛОХОЙ ДИАЛОГ)

У Грега возникло ощущение, что Кейт говорит о нем. И это ощущение ему не очень понравилось.

— Это книга про микроскоп, который стремится к тому, чтобы им забивали гвозди.

Все смеялись, приводили все новые примеры и аналогии, а Грегу было не до смеха. Когда обсуждение дошло до скрипки, которую пытаются приспособить под барабан, он не выдержал:
— А зачем все это нужно скрипке? Может скрипка на самом деле и есть барабан?
— В книжке да. Скрипка оказалась барабаном.
— Но все-так, зачем это скрипке? Если она настоящая скрипка? — никто не понял, но Грег обращался именно к Кейт. И требовал ответа только от нее. Что думают остальные, его нисколько не интересовало.
— Откуда мне знать, — Кейт не стала отвечать, — мне пора домой.
Кейт ушла, а оставшиеся принялись искать ответ. Джилл рассуждала вслух:
— Ну, во-первых, скрипка не может не знать о себе, что она скрипка. Во-вторых, скрипка может бояться, что если она откроется, то ее бросят. Ведь человек ищет не скрипку, а барабан.
Наконец, разговоры эти всем надоели. Грег же перешел вслед за остальными с пива на водку. И после двух рюмок понял, что ему нужен ответ от Кейт. Он вышел на свежий воздух и немного погулял по улицам, чтобы протрезветь. Но протрезветь не получалось — ночь была теплой и ароматной и пьянила сильнее вина.

***
— Внутри себя, каждая женщина пишет роман об идеальной любви. (Блин, некоторые моменты так скучно перепечатывать — значит ли, что и читать будет скучно?) И к каждому мужчине примеривает роль того, единственного. Мужчина пишет два романа: об идеальной жене-хозяйке и идеальной любовнице. И пробует женщина на эти роли. Редко какой мужчина соединяет двух в одной.
— В этом определенно что-то есть.
— Иногда соглашаешься играть роль, потому что любишь. И боишься потерять Но жизнь — это не игра. Долго играть не получится.
— И что же делать?
— Каждой паре искать свою мелодию. Вон на свадьбах любят включать «нашу песню». Обыкновенно чужую. А надо писать свою.

***
Кейт умничает. Чего она умничает?
— Не обращай внимания. Я просто умничаю.
— Нет, ты не умничаешь. Ты проговорилась.
— С чего ты вообще взял, что все, что я говорю, я говорю о тебе и для тебя?
— Не знаю, у меня просто такое ощущение.

Вот они сидят друг против друга. И никак не состыкуются эти две Вселенные.

Надоело мне это все. Надо просто из первой части убрать про пианино и все такое.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *