Глава 1. Часть 1

Остро отточенный карандаш рвал тонкую бумагу, мешая Кейт ставить твердые галочки напротив списка дел и вещей. Закончить этот список нужно было к вечеру одиннадцатого января, чтобы со спокойной душой и чистой совестью отправиться в отпуск. Вообще Кейт ни в какой отпуск не собиралась, но пришлось. В тот день такой же острый карандаш рвал такую же тонкую бумагу. Кейт присутствовала на совещании. Обсуждалась предстоящая поездка на выставку. Вместо того, чтобы активно участвовать в обсуждении, Кейт пыталась нарисовать птичку на серой офисной бумаге для заметок. И хотя она понятия не имела, как в реальности выглядит иволга, нарисовать она пыталась именно ее. С чего друг иволга? Почему? Зачем?
(16.07.16 На самом деле Кейт рисовала дерево. Иву.)
Кейт не знала, зато она знала, что ни на какую выставку она не поедет. И что позвали ее на совещание совсем за другим — попросить ее в конце обсуждения задержаться, чтобы сообщить о том, что ее сокращают. Потом ей предложат уволиться по соглашению сторон, Кейт откажется. Отработает два месяца и уйдет в свободное плавание. В глубине души она его даже жаждала. Сама она не решалась покинуть эту теплую и безопасную бухту по собственной воле.
И все эти годы она тайно надеялась, что какой-нибудь резкий ветер перемен заставит ее оторваться от берега. Но ничего такого не происходило и Кейт все глубже и глубже врастала в этот постылый берег офисной жизни. А ведь когда-то у нее получилось вырваться из этого «рабства». Почти. Она уже на полвесла (одним веслом) была в открытом океане. Еще чуть-чуть и возврата к берегу могло бы и не быть, но тут на нее обрушилась волна любви и утянула ее назад к берегу. Кружила Кейт, топила, а потом выбросила на песок, на прибрежный песок обессиленную и раненую. И разбитую. Кейт долго собирала себя по кусочкам, но страха перед открытым пространством преодолеть так и не смогла. «Пока не смогла» — поправила себя Кейт. Надо мыслить позитивно.
И теперь, когда бескрайний горизонт снова замаячил перед Кейт, она не почувствовала прежнего страха, но скорее легкое волнение и азарт. Осталось только набраться сил и отдохнуть перед дальним и увлекательным путешествием. (У Кейт будет План) И отпуск, в который отправили Кейт, оказался как ни когда кстати. Впереди был целый месяц, целых четыре недели ничегонеделания.
Сначала Кейт хотела куда-нибудь съездить, благо у нее был открытый шенген благодаря работе. Кейт посидела на туристических сайтах и даже сходила в агентство, но потом передумала — деньги ей еще понадобятся. Она бы просидела все эти недели дома: читала бы книги, смотрела бы сериалы, перебирала бы свои вещи и записи, сделала бы генеральную уборку, но судьба распорядилась иначе и подкинула Кейт шанс провести этот отпуск совсем иначе и все-таки отправится в поездку. Правда поначалу Кейт от этого шанса отбрыкивалась и отмахивалась, а потом просто плюнула на все сомнения и условности и согласилась.
Кейт решила, что раз в один день судьба подкидывает ей и долгожданное увольнение, и неожиданное приглашение в гости, значит это звенья одной цепи. А значит принимать надо оба предложения.
Это была пятница. Кейт вернулась с работы, окрыленная увольнением и нагруженная пакетами с продуктами. Разобрав сумки, разложив все по полкам, Кейт пакеты решила не выкидывать, а аккуратно сложила их в пустой ящик. Еще неизвестно, когда у Кейт появится новый источник дохода, а пустые пакеты пригодятся. Под мусор, например. Кейт перекусила бутербродом и уселась за финансовые расчеты. Если не тратиться на отпуск, то получится протянуть полгода. Если за эти полгода она не доплывет до своей Земли, ей придется либо приставать к чужому берегу, либо проситься на борт какого-нибудь корабля. Ну или тонуть. Тонуть не хотелось. Только не в этот раз. Если потратиться на поездку, то срок снижался до трех месяцев. И этот срок категорически не устраивал Кейт. Она чувствовала, что этого времени ей не хватит, чтобы найти свою Землю, свой собственный берег в море житейском, в океане жизни и бытия. Кейт порылась в рюкзаке и достала оттуда файл со сложенным вчетверо листами.
Приказ о сокращении она разворачивать не стала. А вот листик с ивой развернула и расправила перед собой. Положа руку на сердце Кейт признала, что ее ива больше похожа на большую лохматую кошку, ободранную кошку с прорезями от карандаша. Рядом с полудеревом, полукошкой примостился небольшой список дел которые нужно было закончить до увольнения по работе. Чуть ниже были неразборчивые для чужого взгляда заметки, которые Кейт сделала в турагентстве. Мысль поехать в путешествие Кейт пришла еще на совещании, когда стали обсуждать гостиницы, билеты и прочие вопросы. Кейт вдруг тоже захотелось купить билет, ждать дня отъезда, паковать чемодан и наконец уехать в незнакомое место. В турагентстве цены на путевки расстроили Кейт. И от поездок пришлось отказаться.
Ну, ничего — приободрила себя Кейт. Дома тоже можно отдохнуть, перегрузиться и перенастроиться на новый лад. Обнулиться.
На этой работе Кейт как-то закостенела, зажалась, поэтому ей хотелось побыть какое-то время в непривычном месте, чтобы снова почувствовать себя самой собой. В знакомом окружении Кейт порой чувствовала, что живет и действует словно на автопилоте, а отключить его было не так просто в потоке будней, в бешеном ритме.
От мыслей о том, как попасть за пределы зоны комфорта в привычной рутине, Кейт оторвал звук пришедшего сообщения.
Еще со вчерашнего дня у Кейт в ноутбуке было открыто столько вкладок, что она даже не сразу поняла, какая из них моргает-подмигивает. Это была почта. Наверное это кто-то из знакомых по ЖЖ. Кейт открыла бутылку пива и ушла с ноутбуком на диван. Щелкнула по вкладке и чуть не пролила пиво на себя от неожиданности. Это был Грег
«лишком много событий для одного дня» — мелькнуло в голове Кейт. Она вернулась на кухню — перекурить событие. Несколько месяцев назад Кейт вдруг вбила себе в голову, что Грег вот-вот объявится в ее жизни, и принялась ждать вестей от него. На самом деле это был предлог, чтобы не покидать свою удобную бухту.
Хотя после стольких лет молчания, надеяться на письмо от Грега было невероятно глупо. А ведь Кейт и не надеялась дальше, она была уверена, она знала, что он вот-вот даст о себе знать. Ноон так и не написал, и не позвонил. Вся эта блажь была в конце концов списана Кейт на то, что это черновик книги так перебудоражил и разволновал Кейт. Слишком много воспоминаний поднялось из глубин памяти.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *